Судебный аспект гибридной войны: шансы и риски

 v_n_ zb 13 марта, 18:58 24 0

Зайду, как всегда, из-за угла. Существуют западная и восточная цивилизации. Они отличаются менталитетом граждан и вытекающими из него системой власти и принципами правосудия. О системе власти как-нибудь при случае, а вот о правосудии надо сейчас

В западной цивилизации, сформировавшейся вокруг Рима, судят по закону. То есть если кто-то украл пирожок с полки, то для западного суда не имеет значения, богач это сделал или бедняк, и с какой целью — позавтракать либо из хулиганства: оба должны получить одинаковое наказание по статье закона. Причем в сложных случаях суд будет опираться на предыдущие решения — суд по прецеденту.

В восточной — константинопольской — цивилизации, из которой с трудом вырывается Украина, суд опирается на понятие справедливости. То есть в случае пирожка, учитывается материальное состояние вора, спасался ли он от голодной смерти или был сыт, общественная значимость правонарушителя и прочее. В результате при честном суде избалованный богач и голодный бедняк получат разные наказания. И любые прецеденты — лишь дополнительная информация.

Разумеется, эти различия обобщенные, и есть масса нюансов.

Важно, что суд ООН в Гааге, рассматривающий иск Украины к России — западный, и опирается на закон. Не на здравый смысл и очевидные факты, вопиющие об агрессии России против Украины, а именно на юридическую процедуру. Без учета этого невозможно понять перспективы нашего иска.

Так вот, есть всего три конвенции (процедуры, соответственно), которые признают и Украина, и Россия: по морскому праву, по противодействию финансирования терроризма и по прекращению расовой дискриминации. То есть ассортимент в этом ООНовском заведении, как в совковой студенческой столовке.

Иск по морскому праву наш МИД запустил отдельно в специализированный арбитраж. Поэтому в суде ООН рассматриваются финансирование терроризма и расовая дискриминация.

Но, прежде рассмотрения по сути решается вопрос подсудности. То есть изучается, предприняла ли Украина все шаги, провела ли все переговоры, чтобы решить возникшие проблемы в суде. И сохранение дипломатических отношений с агрессором играет против нас. Потому что при их разрыве Украине для переговоров с Россией пришлось бы привлечь посредника. А значит, появилась бы независимая третья сторона, к чьим показаниям суд мог прислушаться.

Но будем надеяться, что список обращений и официальных нот нашего МИДа высокий суд удовлетворит. И наши иски будут приняты к рассмотрению.

С конвенцией о расовой дискриминации все прозрачно: Украина настаивает, что серьезные притеснения крымских татар и украинцев начались именно после 2014 года.Так оно и есть, но зыбкость юридической почвы налицо.

Так как Россия устами ее европейских адвокатов намерена поведать суду, что с правами человека у них вообще сложности. Суверенная демократия, вставание с колен, мироточащие бюсты. Поэтому притесняют без разбора национальности — и украинцев, и кырымлы, и русских, и бурятов, и даже чеченцев.

А касательно именно крымских татар, недоимперия станет косить, что судьба их всегда была тяжела — от Сталина до Януковича, а не после аннексии.

Суд ООН не занимается вопросами морали и совести, потому подобные циничные аргументы вполне могут быть им приняты.

Насчет финансирования терроризма: здесь главную роль играет «добросовестность намерений». То есть Украина должна представить доказательства того, что российская сторона знала, что ее вооружение боевиками Донбасса будет использовано против мирных граждан. Потому что убивать военных, в данном случае военнослужащих украинской армии — это другое преступление, а не терроризм. И под рассматриваемую конвенцию, увы, не подпадает — процедура, так ее растак!

Понимаете, мы должны убедить суд, что перебрасывая в Украину «Бук», Россия осознавала, что будет сбит не военный самолет, а именно гражданский, вроде рейса MH17.

И так далее по всем пунктам.

При этом Россия может признавать финансовую, экономическую, культурную и всякую другую подпитку ОРДЛО. Но все факты, явно подпадающие под определение терроризма, Россия попытается приписать Украине. Обстрел жилых кварталов Мариуполя, расстрел автобуса в Волновахе, авиаудар по зданию обладминистрации Луганска… Понимаете, неизбежные эксцессы войны агрессор будет смешивать с наглой ложью в пропорции 1 к 1000.

Кстати, шахты с вооружением на Донбассе есть. Только это соляные шахты на нашей территории, и хранится в них стрелковое оружие времен Второй Мировой. Так что выступление российского «наследника Чуркина» в Гааге — не бред, а подлая манипуляция.

Способен ли суд ООН отделить зерна от плевел? Откровенно говоря, я вообще не уверен, что он когда-либо сталкивался с такой иезуитской линией защиты.

Но и это еще не все. Вспомните так называемых «украинских диверсантов», задержанных ФСБ в Крыму. Еще есть наши разведчики, попавшие в плен. К сожалению, под пытками у них можно получить любые показания. В том числе, и о якобы готовящихся Украиной террористических актах.

Путинскому режиму не привыкать. Так что ФСБшники могут взорвать жилой дом хоть в Крыму, хоть на Донбассе, хоть в Ростове. И притащить жуткое видео с жертвами и разрушениями в суд ООН вместе с «показаниями украинских диверсантов» в качестве «подтверждения», что это Украина занимается терроризмом. А недоимперия — чистая и пушистая! И вообще, у России и Украины товарооборот под миллиард долларов — какие терроризм и дискриминации…

Наши представители в Гааге готовы к подобному повороту событий? А стоило бы.

Теперь о цене вопроса.

Суд будет длиться годами. Поэтому под победой Украины следует понимать принятие судом в Гааге так называемых обеспечительных мер на период процесса. Речь о судебном требовании прекратить поставки оружия на Донбасс, отменить запрет крымскотатарского Меджлиса и подобных мерах, которые не дают ситуации ухудшаться. Такое решение может быть принято за месяц-два.

Ведущаяся против нас война — гибридная. Понятно, что невыгодные ей требования суда недоимперия не выполнит. Но сам факт станет мощным информповодом, который украинская дипломатия сможет использовать для давления на агрессора и, главное, на наших западных партнеров. А значит, санкции, которые «только укрепляют Россию», но она, словно малахольная, настаивает на их снятии, будут продлены. И можно играть на их расширение.

Но если суд ООН откажется рассматривать наши иски или не примет жестких обеспечительных мер, то это беда. Пропагандистская машина РФ раздует это, как жабу на соломинке. Она зарядит всех своих агентов влияния по Европе, которые поднимут вселенский вой, и санкции окажутся под серьезнейшей угрозой.

И не только санкции. Даже намек на то, что Украина совершает террористические действия, легитимирует российскую агрессию. Со всеми вытекающими последствиями для суверенитета Украины.

Россия пошла на суд только потому, что уверена в победе. Уверена, что сможет выставить пропаганду за доказательства и сманипулировать судом в свою пользу. И только поэтому за большие деньги наняла сильных юристов из Великобритании, Франции, Германии.

Но Украина поступает абсолютно верно, наконец-то начиная активные действия в международной сфере. Нам жизненно необходима наступательная тактика, при всем понимании изложенных сложностей. Потому что наше дело — правое, а только упованием на Запад и торговлей с агрессором войны не выиграть.

Однако и наши дипломаты, сегодня купающиеся в общественном внимании, должны помнить, что на войне, как на войне. На гибридной, в том числе. Так как отговорка «мы старались, но…» здесь категорически не работает.


Александр Кочетков