Зозуля: "Они задели не меня, они задели мою страну. В такой клуб — ни ногой"

 v_n_ zb 6 февраля, 15:13 52 0

Форвард Бетиса и сборной Украины Роман Зозуля подробно описал инцидент, который случился в момент согласования и подписания арендного соглашения в Райо Вальекано, а так же рассказал возможные сценарии, которые могут разрешить эту ситуацию:

“Мне дали ясно понять, что у меня есть два варианта. Первый: играть за Райо и мне и моей семье предоставят охрану. И я спросил: как вы видите, что я буду вести свою дочь в садик с охраной, я поеду, и как дочь будет в саду? Они мне отвечают, что мы и дочери дадим охрану в саду.

Второй вариант: возвращаться в Бетис и просто тренироваться. Другие варианты могут решить ФИФА или УЕФА.

Я спросил: как они видят, что мне надо играть в футбол, а со мной охрана, мне надо думать о безопасности своей семьи. Они говорят, что, если что-то случится, тогда поедешь в Бетис, попробуй неделю-две.

Говорю – вы предлагаете мне, чтобы я попытался под угрозой для своей семьи? Ну, других вариантов нет. Думай. Я сказал, что до понедельника подумаю и отвечу. Но здесь ответ очевиден и понятен.

Было руководство Райо, и как я видел по их выражению, они боятся и не хотят, чтобы я вернулся. Они просто этого сказать не могут. Потому что может быть все против них.

Я приехал на базу Райо Вальекано, у ребят была открытая тренировка. Стояла группа людей, я вышел, “добрый день” сказал и пошел в офис. Услышал мне в спину плохие слова, оскорбления.

Захожу в офис, к двери подбегают два фаната и начинают мне жестами показывать, что я здесь не буду. Я хотел поговорить с ними, но двери закрылись, показал им, чтобы они подошли и мы поговорили. Представители Райо говорят, все ушли, все хорошо. Говорю, как все хорошо, если я приехал две минуты назад, меня здесь оскорбляют фанаты. Невозможно, чтобы футболист новый пришел, а его оскорбляли. Что произошло? Я не мог понять из-за чего.

Говорю, можно я выйду? Ответ – нет, нельзя. Я сидел в кабинете час, сказали, что приведут главных фанатов и ты с ними можешь переговорить. Потом за мной зашли и сказали, что через черный вход выезжаешь и едешь. Они с тобой разговаривать не хотят. Как оказалось, на улице были у них разборки, даже полиция приехала.

Суть в том, что они говорили, что я фашист, потому что я помогаю своей армии. А они помогают Донбассу. И они сказали, что есть достаточно информации с другой стороны, что я фашист. Потому что спонсирую армию. А они против фашизма.

Я поехал, и сидел долго, как это сказать, в чебуречной, прятался в Мадриде, чтобы никто не видел. Потом приехал президент Райо, долго извинялся.

Понимаете, здесь не то, чтобы задели меня, задели нашу страну. Вот это обидно.

Я не боюсь ультрас или еще кого-то. Но если выбирать между футболом и семьей. Семья – это главное. Как мне говорили вчера: не забирай семью, пусть где-то там остается. Говорю, хорошо, ребята, я свою семью не возьму, хотя я считаю, что семья должна быть рядом, чтобы было комфортно. Окей, не возьму, но вы хотите, чтобы мне дочь звонила вечером и плакала, мол, папа ты дома, ты вернулся, все хорошо?.

И чтобы это пять месяцев длилось? Так о каком футболе может идти речь, если каждый день я буду ходить с охраной и думать о нефутбольном? Они говорят, что помогают Донбассу, и как я понял, они пророссийские. В такую команду, с такими болельщиками пророссийскими, я туда ни ногой.

В первую очередь хочу сказать огромное спасибо болельщикам за такую поддержку. Мы все защищаем нашу честь, честь страны. Здесь не только поддержка Зозули, это поддержка, можно сказать, Украины. Потому что это масштабный скандал, а не футбольный какой-то, а больше политический.

Огромное спасибо, и я не сдамся. Я помогал своей армии, так и буду. И меня никто не остановит. Когда мы вместе – мы сила”.

Источник